Л. Петрова — История самовара

Энтузиасты музейного дела, коллекционеры и просто любители русской культуры давно и с завидным постоянством занимаются этим самобытным предметом, обыденным и необычайно популярным, исследуют и коллекционируют его. И все же самовар до сих пор упрямо хранит свои секреты, и самый главный из них – тайна его рождения.

Первые самовары появились в России во второй трети ХVIII века. Именно тогда, стало возможным рождение этого колоритного памятника отечественной бытовой культуры. Петровские реформы начала ХVIII века привели к кардинальным переменам в жизни и быту россиян. Активное освоение рудных богатств Урала в начале столетия, добыча уральской меди в промышленных масштабах вывели страну в число передовых промышленных держав, ХVIII век стал «медным веком» России. Любимое дитя «медного века», века расцвета русского художественного металла, самовар стал одним из ярких достижений художественной обработки меди второй половины ХVIII – XIX веков и необходимы предметом быта всех сословий россиян.

В первой четверти ХVIII века, в начальный период развития горнорудной промышленности, становление отечественного медного дела и художественных ремесел сопровождалось приглашением на русскую службу иноземных специалистов и обучением русских за границей. Европейские технологии и опыт мастеров художественных ремесел обогатили новую русскую культуру.

В 1740 – 1750-е годы – период становления национальной научной и художественной школы. Будущие художники и ремесленники обучались главным образом в учебном центре «художеств» при Академии наук. Основанные практически одновременно с Петербургской Академией наук в 1724 году, «художества» в первое время готовили мастеров-ремесленников для академических «департаментов», обучение художественным ремеслам в эти годы не было подчинено единой системе. Обработкой металла занимались в классах медном, чеканном, литейном, золотых дел мастерства, часового мастерства и инструментальном. Сочетание теории и практики формировало у воспитанников навыки творческой работы, развивало способность к самостоятельному проектированию. Школа «художеств» олицетворяла собою новый этап в развитии Просвещения, когда мастеров обучали дома, в России, они же стремились освоить богатейшее художественное наследие российской и западноевропейской культуры не просто заимствуя иноземные образцы, но творчески переосмысливая увиденное, успешно генерируя оригинальные идеи на основе накопленного полувекового опыта.

Появление самовара в этот исторический период можно расценить как знаковое явление. Вторая треть «медного века» России отмечена особым интересом к прикладным наукам и всевозможным приборам. Не случайно временем рождения российского «самоварящего» сосуда, конструктивную суть которого передает само название, стала эпоха Просвещения.

Кем, где и когда именно был сконструирован первый российский «самонагревающийся» прибор, не известно. Возможно. В архивных документах еще не найдено ключевое слово, которое соединит всю накопленную информацию об одном из удивительнейших российских творений и позволит сказать, что теперь мы знаем о самоваре все.

Родившись на российской почве, самовар синтезировал в своем облике и устройстве традиции разных культур – античной, западноевропейской и восточной, что было органичным свойством новой русской культуры. Ранние «водонагрейные» приборы несут в себе черты влияния либо западноевропейской, либо восточной традиции. Облик самовара предопределило наличие крана и трубы-жаровни для поддержания кипения.

Идея «самонагревающего» прибора не нова. Водогрейные сосуды, предшественники русского самовара, были известны еще во времена античности. К ним относится бронзовый прибор для кипячения воды, которой разбавляли вино, – автепс, с квадратной открытой площадкой для разведения огня и сосудом в виде вазы с краном на трех ножках-лапах. На Востоке издавна бытовали приборы для горячих блюд – бульона или супа, с жаровой трубой и поддувалом сродни китайским сосудам «Хо-Го» в виде металлической или фарфоровой чаши. Среди римских сосудов, найденных при раскопках в Помпеях, наиболее близким нашему самовару по форме, пожалуй, можно считать вазу на ножках-лапах с краном, но этот предмет не был связан с традицией чаепития, сложившейся на Востоке. При сравнении устройства различных водонагрейных приборов, можно заметить, что в самоваре использован конструктивный принцип восточного сосуда с трубой-жаровней, наполняемой углями, с решеткой и поддувалом. Однако по своему назначению и этот сосуд не связан на Востоке с церемонией чаепития, в которой там использовались специальные кувшины и чайники, а чай заваривали в чашках. Типологически и конструктивно-функционально восточный сосуд в виде чаши для горячей пищи аналогичен одному из самых ранних видов отечественных «самоварящих» приборов – самовару-кухне с жаровой трубой по центру чашевидного корпуса.

Близкий родственник самовара – сосуд, который из-за внешнего сходства часто путают с самоваром даже некоторые знатоки русской водогрейной машины. Среди привозной дворцовой серебряной утвари западноевропейского производства в начале XVIII века появляются модные сосуды – «фонтаны» со специальной трубой, наполняемой льдом для охлаждения содержимого. В них подавались новые для России напитки – вино, а затем шампанское. Внешне такой сосуд имеет вид орнаментированной вазы с краном и очень напоминает самовар, отличаясь от него лишь конструктивными особенностями.

В начале XVIII века благодаря ввозу китайского чая в российский быт вошла традиция чаепития. С середины XVIII века самовар занял заметное место в российской чайной церемонии. Чайная торговля в XVIII столетии была одним из самых выгодных коммерческих предприятий. Из двух столиц главным потребителем чая была Москва, Санкт-Петербург ей заметно уступал. Вторым крупнейшим рынком был Нижний Новгород, с его знаменитой ярмаркой, за ним следовали Ирбит, где тоже устраивались ежегодные ярмарки, Казань, Пермь, Кунгур. Пограничная чайная торговля между двумя слободами – русской Кяхтой и китайской Маймачен – носила меновой характер. Любопытно, что в списке меновых товаров фигурировала и «медь полосовая и в поделках».

Таким образом, в XVIII веке в Сибири перекрещиваются пути отечественной меди, из которой делали самовары, и экзотического напитка – чая, полюбившегося россиянам не меньше традиционного меда, пива и кваса. Возглавляет же символическую триаду создавший самовар человек нового времени, с его жаждой знаний, творческой энергией и умением использовать новые технические возможности.

Впервые слово «самовар» упоминается в архивных источниках 1745-1746 годов. Эти свидетельства связаны с двумя регионами – Уралом и Северо-Западом России. Самые ранние, датированы 1760-ми годами образцы изготовлены на Урале. Сейчас трудно судить о том, как выглядели ранние самовары 1740-1750-х годов, поскольку в письменных источниках отсутствует их описание.

В связи с предысторией самовара представляют интерес два вида уральской медной утвари 1730-х годов: «кубы винокуренные с трубами» (кубы винные с колпаками и трубами) и «казаны с трубами». Куб («кубыня») и казан (от татарского «котел»),согласно словарю В. Даля, — сосуды, связанные с производством вина. В описи изделий демидовских заводов 1730-х годов оба сосуда упоминаются как имеющие трубу, которые, по всей видимости, являются главной конструктивной их частью (у Даля же о трубах в обоих случаях нет ни слова). По видимому, речь идет о принципиально новом приборе «с трубой», который не получил еще в то время оригинального названия и именовался «казаном» и «кубом» из-за формы, заимствованной у традиционных видов посуды. Под трубой, очевидно, подразумевается наполняемая углями труба-жаровня – главная деталь «самоварящего» прибора. Других питьевых сосудов с трубой, кроме упомянутых выше серебряных «фонтанов» для вина, в то время не было.

Известно, что для переноски сбитня, традиционного русского напитка из меда и пряных трав, использовались высокие круглые сосуды – баклаги. Напиток употреблялся в горячем виде, поэтому для продавцов сбитня, разносивших его по ярмаркам и базарам, сосуд с устройством для длительного поддержания высокой температуры был просто не заменим. Такие красномедные самовары-чайники, датируемые второй половиной XVIII века, именуются обычно «сбитенниками». Отличаясь от классического самовара некоторыми особенностями конструктивной схемы, сбитенники, на наш взгляд, являлись более поздним вариантом самовара-чайника уральского производства, предназначенного для чаепития.

Внешне такой самовар имеет типологические черты чайника — круглый корпус, носик, поддон и ручку, но отличается от него большим размером и наличием поддувала в виде прорезных фигурных отверстий в основании тулова. Внутри этого «чайника» — жаровая труба, позволяющая отнести сей сосуд к самоварам. Чайники подобные приземистой круглой формы обычно называют английскими. И это правильно, поскольку именно с этим типом сосуда, появившемся в Англии в 1760 году, связывается своеобразие английского национального стиля.

Обратимся теперь к происхождению слова «самовар». Общепринятое его этимология – образование из двух слов «сам» и «варить». Другая версия, которая тоже, вероятно, имеет право на существование, основана на созвучии слова «самовар» с татарским «санабар» (чайник). Известно, что самым ранним видом среди самоваров, связанных с ритуалом чаепития, был самовар в форме чайника, датируемый 1760-ми годами. Функция чайника в чайной церемонии у восточных народов определялась традицией. Восприняв форму чайника, самовар стал играть и сходную с восточной традиции роль в церемонии чаепития.

Тем не менее в первых письменных свидетельствах 1740-х годов, касающихся русской водогрейной машины уже встречается слово «самовар». Казан с трубой и куб с трубой 1730-х годов, по нашему мнению, являются разновидностями «самоварящего» прибора.

Производство самоваром налаживается почти одновременно на Урале, где добывалось основное сырье – медь, а также в старинных центрах металлообработки — в Москве и Туле. На Урале, новом центре русской металлургии, самовар появился несколько раньше. Письменное упоминание о производстве здесь приборов, названных самоварами или идентифицируемых нами как самовар, относится, как уже упоминалось, к 1730-1740-м годам. Самые ранние образцы самоваров чайников датируются 1760-ми годами. Первые сведения об изготовлении самоваров в Москве относится к тому же времени. В 70-е годы XVIII века начали производить самовары и в Туле. Практически одновременное появление в этих центрах нового предмета обихода во многом определялось традиционными контактами между старинными центрами и бурно развивавшимся горно-металлургическим Уралом, которым способствовали прогресс рыночных отношений и улучшение путей сообщения. В 1740-е годы Москва соединилась с Уралом Сибирским трактом. В северной столице пристальное внимание мастеров новой водогрейная машина привлекла внимание позже, на рубеже XVIII-XIX веков, сведения о первых самоварных фабриках в Санкт-Петербурге относится к 1810-м годам.

В последней трети XVIII века самовар обрел свой окончательный и узнаваемый облик, с которым российский человек связывает понятие самовар. Вертикальная ориентация корпуса разной формы, наличие крана с ключом, поддувало, поддона, ручек с держателями, крышки, конфорки и колпачка-заглушки на жаровую трубу – вот признаки, позволяющие безошибочно определить отечественное творение. Этот тип русской водогрейной машины, произведение сугубо национального, связан прежде всего с Тулой, которая со временем обрела славу «самоварной столицы». В старинном центре металлообрабатывающей промышленности сложились наиболее благоприятные условия для развития этого промысла, которым занимались в основном, высококвалифицированные мастера-кустари.

Самовар можно по праву считать творением эпохи барокко, возникшим на пике эволюции этого художественного стиля. Ранние образцы самоваров-чайников – лучший тому пример. Реформы Петра I в горном деле подготовили почву для расцвета искусства художественной меди в годы правления его дочери, Елизаветы Петровны. Не случайно история русского самовара начинается именно в этот период, а спустя столетие он становится для каждого русского человека чем-то большим, чем просто водогрейный прибор, — символом семейного уюта и домашнего очага.

В музейных собраниях и частных коллекциях сохранились образцы самоваров, выполненных по специальным заказам. Профессиональные художники в соответствии с господствующими стилистическими направлениями придавали традиционному самовару новые формы. Но даже со стандартизацией производства, когда человеческий фактор в создании предмета сводится к минимуму и выпуск самоваров приобретает характер массовой, широко тиражированной продукции многосоставной прибор, за счет вариативности деталей, не утратил своего обаяния и всенародной любви.

Самовар, это «певучее» творение российских мастеровых, стал символом национального своеобразия, составной частью национальной традиции и культуры.

Л. Петрова

Журнал «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования» / № 7-8(9) июль-август 2003

Добавить комментарий

Close